Новости/события

Нельзя прерывать культурную жизнь: прямая речь Ираклия Хинтба

25.12.2020

Нельзя прерывать культурную жизнь: прямая речь Ираклия Хинтба

В Государственном русском театре драмы им. Ф.А. Искандера прошла пресс-конференция генерального директора Ираклия Хинтба. Ниже предлагаются фрагменты прямой речи Ираклия Хинтба.

ЗАКАНЧИВАЕТСЯ НЕПРОСТОЙ ГОД. Сложный год не только для театра, но, в первую очередь, для страны и всего мира. Хочется подвести итоги, рассказать о том, что планируем на 2021 год, хотя прекрасно понимаем, что планировать сегодня что-либо слишком амбициозная задача и неблагодарное дело. Но без планов театр жить и развиваться не может. Мы привыкли, что у нас горизонт планирования полтора-два года. Мы знаем, что нас ждет в течение этого периода, и мы всегда эти планы реализовывали. Мы всегда добивались поставленных целей. Сейчас такие обстоятельства, когда сложно уверенно говорить о том, что нас будет ждать.

ТЕАТР - ЭТО ОРГАНИЗАЦИЯ, КОТОРАЯ ПРОИЗВОДИТ СЧАСТЬЕ, задача театра именно в этом и состоит. Не печалиться, не нагружать всех своими проблемами, а наоборот, людям помогать решать их проблемы, помогать обществу, помогать государству. Мы всегда такую задачу перед собой ставили, видя в этом великое предназначение, миссию театра – помогать стране переживать сложные периоды, развиваться. И театр – это социальный институт, который помогает развитию страны, это доказано мировым опытом, историей существования театра. Театр смягчает общественную грубость, улучшает социальные нравы, делает людей более законопослушными, культурными, более цивилизованными. И таким образом, развивается и экономика, и политика, и все остальное.

СЕГОДНЯ МЫ НАХОДИМСЯ В СИТУАЦИИ ВРЕМЕННОГО ПРЕКРАЩЕНИЯ НАШЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Для нас это трагическая ситуация, потому что наш театр являет собой пример успешного, активно развивающегося, живого коллектива, который работает, нескромно, но скажу, на мировом уровне, это касается собственно театральной технологии и театрального процесса. И при этом мы тратим гораздо меньше денег, чем другой аналогичный театр в других странах, в пять-шесть раз меньше, а результата добиваемся, как минимум, такого же.

СЕГОДНЯШНЯЯ СИТУАЦИЯ ДЛЯ НАС ТРАГИЧНА, потому что когда что-то искренне и ярко проявляется и движется к более высоким целям каждый год - и вдруг это дело останавливается, то мы испытываем внутри театра сильнейшие морально-психологические перегрузки. И то же самое происходит с нашими зрителями, которые остаются, особенно в сегодняшнее тяжелое время, одни со своими проблемами. Театр очень помогает людям. Я в этом абсолютно убежден. Мы остановлены в своем движении. Для эффективно действующего театра остановка – смерть, потому что, да, можно вялотекуще существовать на протяжении десятилетий, и все будут думать, что так и должно быть. Мы же другой вариант предложили обществу - театр активный, востребованный, интересный зрителям. Мы добились этой цели. Можно, конечно, сказать: мы жили 30 лет без активного театра, можно прожить и дальше. Категорически нет! Мы понимаем, что не можем и дальше жить в таком состоянии, потому что все должно развиваться - и театр должен развиваться, общество должно развиваться.

ОЧЕНЬ ОПАСНО, КОГДА ПРОИСХОДИТ ПРЕРЫВАНИЕ КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ. В Российской Федерации это прекрасно понимают. И в выступлениях Владимира Путина, и в конкретных действиях государства мы видим заботу об обеспечении непрерывности культурной жизни, культурного процесса. В Москве и Санкт-Петербурге ситуация с коронавирусом похуже, чем у нас, но там нашли способ не допустить простаивания театров, не допустить прерывания активного, живого творческого процесса. Это способ очень эффективен, я на своем опыте убедился. За последние две недели посетил 15 спектаклей в Москве и Санкт-Петерурге и вижу, как организован технологически этот процесс и как в условиях пандемии театр становится безопасным местом. Я не заболел, и не знаю ни одного человека, который зафиксировал бы факт своего заражения в театре в нынешний период. Они играют на 25 процентов зрителей, люди сидят на расстоянии друг от друга, в масках, всем дезинфицируют руки. Реалии сегодняшней жизни. Почему же некоторым кажется, что мы не можем сделать то же самое? Можем!

МЫ МОЖЕМ СТАТЬ ЯРКИМ ОБРАЗЦОМ ТЩАТЕЛЬНОГО, ПРОДУМАННОГО И ОТВЕТСТВЕННОГО СОБЛЮДЕНИЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИХ МЕР. Мы можем обеспечить присутствие на спектакле зрителей в масках - тех зрителей, которые захотят прийти в театр, это же не насильственное действие. Если вы хотите прийти в театр, у вас должна быть такая возможность, и тут вы должны соблюдать правила, которые мы установили. И мы проследим за соблюдением этих правил. Таким образом мы сохраним очень важное, что возникло в нашей стране за последние годы, дадим возможность развиваться театру, и главное, дадим возможность зрителям получить необходимый эмоциональный опыт, который позволит справиться с жизненными невзгодами.

ТЕАТР ОБЛАДАЕТ СВОЙСТВОМ ИЗЛЕЧИВАТЬ ЛЮДЕЙ, ПОМОГАЕТ ПЕРЕЖИТЬ СЛОЖНЫЕ МОМЕНТЫ В ЖИЗНИ. Поэтому театрам уделяется огромное значение любым государством. Государство всегда помогает театру, всегда пытается сделать так, чтобы театр существовал и работал для того, чтобы общество развивалось и было более цивилизованным, чтобы оно не скатывалось в варварство, чтобы оно было носителем высоких ценностей, чтобы оно было агентом социально-экономического развития и так далее. Это очевидные вещи, мы должны их понимать. Если к нам в театр за сезон приходит 35 тысяч человек, значит, мы нужны кому-то в нашей стране. Пусть сейчас придет в пять-шесть раз меньше - мы готовы помочь этим людям, мы будем им помогать, помогать нашему обществу. И соответственно, таким образом сохранять и развивать себя.

У НАС ВЫСОКАЯ МИССИЯ СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ АБХАЗИИ И УЛУЧШЕНИЮ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБРАЗА СТРАНЫ. Мы эту задачу выполняем. В этом году совершенно невероятный резонанс от наших гастролей – это факт, без преувеличений. И Абхазия оказывается не только страна, где что-то плохое периодически происходит, но здесь есть современный театр, который обожает публика, и который может играть спектакли на лучших московских площадках и вызывать самые хорошие отзывы критиков, руководителей федеральных СМИ, театров, знаменитых артистов, элиты России. Это же не шутка, это серьезная вещь.

ЗАМЫКАНИЕ В СЕБЕ - КАТАСТРОФА ДЛЯ ТЕАТРА. В этом году приняли участие в нескольких фестивалях, посмотрели спектакли и пообщались с коллегами. Профессия моя связана и с дипломатической работой, с общением с людьми. Театр не может существовать иначе, театр не закрытая структура. Замыкание в себе - катастрофа для театра, все время надо быть продуваемым всеми ветрами, иначе будет местечковый, провинциальный театр со спектаклями, которые интересны только целевой аудитории, но не станут «экспортным продуктом», который интересен широкой публике.

НАША ЗАДАЧА - РАСШИРЯТЬ КРУГ ДРУЗЕЙ НАШЕГО ТЕАТРА И НАШЕЙ СТРАНЫ. На наших спектаклях на гастролях были элита российского театра и медиа, политические деятели и деятели культуры. Играя в Москве, в культурной столице не только России, но и мира, мы приобрели много друзей и поклонников. Благодарю искренне Министерство культуры Российской Федерации и Росконцерт за «Большие гастроли», за Фестиваль русских театров зарубежья. Абхазии не обошлось ни копейки наше участие в грандиозных фестивалях. Но при этом все это - для Абхазии.

ЭТОТ ГОД СДЕЛАЛ НАШУ ТРУППУ СИЛЬНЕЕ. Молодые актеры больше стали понимать высокое предназначение своей профессии. Я считаю, что актерство – это великая профессия, потому что актеры имеют возможность воздействовать на большое количество людей, несут ответственность за то, как это воздействие происходит и что получает зритель, находящийся в зале. Представьте себе, в наше время, когда все отвлекаются на телефон, на вотсап и другие мессенджеры, мы разучились концентрироваться - и тут человек два или три часа сидит в темном зале и смотрит в одном направлении - на сцену, смотрит спектакль. В условиях информационного калейдоскопа, шума. Не это ли великий акт сопряжения, взаимодействия людей? Театральный спектакль – это уникальная жизненная ситуация. Лишать людей этого неправильно.

ДАЙТЕ ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ ХОТЯТ УВИДЕТЬ СПЕКТАКЛЬ, ТАКУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ. Мы гарантируем, я даю свое слово человеческое, соблюдение зрителями всех требований безопасности. Мы умеем, мы знаем, как это сделать. Я не зря ездил в Москву и Санкт-Петербург, смотрел как организовано все. Театр это не ресторан, не спортивный зал и даже не школа, где сложно обеспечить 25 процентов посещаемости. Театр должен быть и будет, я отвечаю за наш театр – образцом выполнения и продвижения стандартов и мер эпидемиологической безопасности. С этим вирусом мы должны научиться жить. Мы не можем от него прятаться все время дома, не получится так. Ни одна страна, ни одна экономика не выдержит. И человечество учится с этим жить. Естественно, речь идет о жестком соблюдении мер. Но эти меры должны быть прописаны, утверждены, предложены. Я готов со своей стороны предложить конкретные идеи. Есть подробнейшая инструкция Роспотребнадзора России, которая описывает, как должен организовываться рабочий процесс в театрах. Почему нельзя этим воспользоваться? Почему надо закрыть полностью? Не должно быть так: полностью закрыть или полностью открыть. Есть промежуточные ступени. Так мы не губим театр, но при этом не подвергаем опасности зрителей. Почему это возможно в других местах, и невозможно у нас? Я не понимаю. Я в полной мере поддерживаю политику государства по борьбе с коронавирусной инфекцией. Считаю, что многое сделано, очевидно, что результаты хорошие. Я просто с точки зрения директора театра рассуждаю: это дело, в которое мы вкладываем нашу жизнь, и нам больно, что так происходит. Очень тяжело переносить и переживать это.

ТЕАТР - ГОРКА ПЕСКА, ЕГО НАДО ПОСТОЯННО ФОРМИРОВАТЬ, КАЖДЫЙ ДЕНЬ, ИНАЧЕ РАССЫПЛЕТСЯ. Театром надо заниматься круглосуточно. Иначе нет смысла им заниматься. Каждый день я думаю о том, чтобы это дело не распалось, не развалилось, чтобы актеры не потеряли интереса к своей профессии, не потеряли веру в театр. У людей, которые работают в театре, нет других источников дохода. Если они начнут работать в других местах, театр начнет распадаться. Потерять то, что у нас есть, будет непоправимой трагедией. Вот почему я переживаю по этому поводу, это меня гнетет. Я не могу с этим смириться. И не смирюсь, пока не удостоверюсь в том, что все возможные способы испробованы. Если я буду понимать, что в стране полный локдаун, хорошо. Пусть меня убедят, что в нашем огромном зале, скажем, 80 зрителей на расстоянии друг от друга в масках могут заразиться. Я знаю, что это не так. И хочу, чтобы понимали, что в моих словах нет какой-то направленности критической к чему-либо. Нет, это просто искренняя боль. Многое для страны мы все эти годы делаем и хотим продолжать делать.

МЕНЯ БЕСПОКОИТ ВОПРОС: КОГДА МЫ ВЕРНЕМСЯ К РАБОТЕ, НЕ ОСТАВИТ ЛИ НАС НАШ ПРЕДАННЫЙ ЗРИТЕЛЬ? Не надо будет ли нам заново завоевывать зрителя? Всеми силами мы сформировали театральную публику Абхазии. Это правда, мы это сделали, это историческая вещь. И не распадется ли сообщество людей, которые любят театр? Это экзистенциальный вопрос для нас, вопрос жизни и смерти. Я думаю о том, какая трансформация с нами должна произойти, чтобы мы остались интересными зрителям. Это вопросы, которые меня беспокоят. Я очень надеюсь на то, что на нас обратят внимание и будет обсуждение того, какие методы, специальные режимы возобновления работы театра возможны. Если дискуссия начнется, уже хорошо. Мне кажется, такое понимание у многих есть, что театр может работать. И опять же здесь не должно быть общего подхода. Есть учреждения культуры, которые могут реализовать предписания и те, которые не могут. Не все одинаковые, извините. Есть более способные к выполнению государственных требований, и есть менее способные к этому. Надо давать возможность работать тем, кто может соблюдать требования.

2020 ГОД МЫ ЗАКРЫВАЕМ С ОТСУТСТВИЕМ КРЕДИТОРСКОЙ ЗАДОЛЖЕННОСТИ, в том числе по оплате электроэнергии. Приятно Новый год начинать без долгов. Я не говорю, что государство должно компенсировать нам упущенные доходы и тд. Нет, мы знаем, в каком положении находится страна. И я благодарен государству, что в 2020 году наша бюджетная смета в полном объеме была профинансирована. Это очень большое дело. Министерству финансов искренне за это признателен. Это помогло нам удовлетворить базовые нужды коллектива и организации. Да, из-за отмены новогодних спектаклей мы теряем более 2 миллионов рублей - но это данность, и страна ведь теряет, и каждый из нас, и госбюджет. Тут никаких не может быть с нашей стороны жалоб.

Возврат к списку